Часть №4 "Последний день в году"

Пока Бодлер пытался разгадать тайну, столь бесцеремонно свалившуюся ему на голову, в нескольких кварталах от него в большой квартире, полной книг, африканских масок и всех разновидностей экзотических духов, экспрессивно забросанной листами с нотами немыслимой сложности, беспощадно раскрашенный под зебру рояль, повинуясь своей эксцентричной хозяйке, исполнял регтайм. Ее едва было видно из-за крупногабаритного инструмента ввиду маленького роста и сходства с японской фарфоровой куколкой, усиленного восточным орнаментом шелкового халата. Однако на утонченных и сдержанных служительниц искусства из страны восходящего солнца Мамзель походила лишь телосложением, ибо ее неуемный темперамент напрочь отказывался куда-либо прятаться. Короткие, вечно взъерошенные черные волосы, активная мимика, привычка бурно жестикулировать очень красноречиво свидетельствовали о характере их обладательницы. Еще пара аккордов, и регтайм сменился легким солнечным чарльстоном. Вдруг пальцы отпрянули от клавиш, будто от раскаленной сковородки, Мамзель резко повернулась на крутящейся табуретке на колесиках, на секунду застыла, ища что-то большими, ярко подведенными карими глазами, и сделала бросок, захватив исчерканный лист бумаги. Это был список гостей новогодней вечеринки, которую она, верная себе, организовывала снова. Просмотрев ники приглашенных еще раз, она задумалась. В этот момент зазвонил телефон, и Мамзель, ловко оттолкнувшись ногой, не вставая с места, подъехала к тумбочке.
- Алле! Надо же, кто нам звонит! И куда ты изволил пропасть так надолго? Понятно, значит, весь в делах. Я вот думала, жив ли ты вообще, или мне пригласить на вечеринку твой мятежный дух. Так ты для того и звонишь? Отлично! Тогда я поделюсь с тобой новостями касательно нашей темы. Если я не ошиблась, то утром в лифте я столкнулась с Инферно... Значит, он сейчас живет в нашем подъезде... Неплохо было бы разбавить всегдашнюю компанию новым лицом, да еще таким... Так ты его не знаешь?! Ну как же, странноватый парень, веб-дизайнер!.. Да-да, тот, который рисовал сайт для проекта «Роза и крест»!.. Как ты считаешь?.. Но сейчас поздновато тревожить человека, а утром загляну к нему и попытаюсь заполучить сего гения на наш маленький праздничек... Да-да, вот и я думаю, что стоит! Ну, хорошо, дорогуша, была рада тебя услышать, а нашему единомыслию и того больше, но не могу более висеть на трубке при всем желании – дела! Засим целую и до встречи!
Повесив трубку, Мамзель вернулась к роялю, слившись с ним воедино в психоделическом блюзе.
Его знали как Инферно, странного веб-дизайнера. Встретиться с ним можно было лишь на просторах всемирной паутины, реже – где-нибудь в магазине, и никогда в ночных клубах и прочих горячо любимых тусовщиками местах. Жил он один, заказы принимал по Интернету, с окружающими был вежлив, но очень сдержан и отстранен. Безусловно, Инферно обладал талантом - все его работы могли обоснованно претендовать на художественную ценность. Это притягивало к нему, словно магнит, как и тайна, окутывавшая одиночку, проводящего больше времени с компьютером и книгами, нежели с людьми. Казалось, в него влюбилась сама красота, которая по желанию мастера с радостью населяла созданные им виртуальные картины. Да, ее сиятельство проявляла благосклонность, ведь душа и настоящая жизнь Инферно разворачивались именно в творчестве.
Как говорили древние, вдохновение приходит на заре, и при всем своеобразии Инферно подчинялся данному закону. В ту ночь он долго ворочался, и под утро, найдя то нужное и неповторимое, предназначенное для сайта самой судьбой, вскочил и бросился к компьютеру. Преисполненный упоения, граничащего с сумасшествием, он воплощал плод своего поразительного воображения, импровизировал, творил, посему не заметил, как стрелки часов устремились вверх, слившись воедино, а за окнами уже вовсю суетился полдень. Бросив беглый взгляд на новорожденный шедевр, он доверил его сохранность гигабайтам. Измождение и опустошение налили свинцом его пальцы, затем веки, и художник повалился на палитру клавиш, сморенный налетевшей дремотой. Через какое-то время неровность случайной подушки все же дала о себе знать, Инферно поднялся и, словно сомнамбула, пошел в направлении дивана. Из состояния полусна его вырвал оглушительный трезвон в дверь.
«Кому я мог понадобиться? Или у меня в ванной труба течет?» - подумал он, и уже хотел двинуться к двери, как обнаружил, что волосы его растрепаны, штаны надеты несколько скошено, не говоря уж об обнаженном торсе. Спешно собрав волосы в хвост, Инферно натянул на себя первую попавшуюся майку, поправил штаны и открыл. На пороге красовалась Мамзель с корзинкой шоколадных булочек.
- Привет, гений! Как дела? Вот, узнала, что ты поселился в нашем доме, и решила по-соседски заскочить, посмотреть, как ты тут устроился, - затараторила она, наполняя собой все жилое пространство.
- Спасибо, хорошо... – ответил Инферно, глядя вниз, и не ввиду высокомерия, а из-за большой разницы в росте.
- Прекрасно! Здорово! А вот этот постер здесь просто шикарно смотрится! - избавившиеся от шлепанцев маленькие ножки деловито семенили по коридору.
- Рад, что тебе нравится...
- Так, дорогуша, тебе не кажется, что ты несколько сонный?
- Да, работал ночью...
- Значит, самое время варить кофе! У меня и булочки с собой! – корзинка взметнулась ввысь, практически к самому носу собеседника хозяйки, которому ничего не оставалось, кроме как поплестись на кухню.
- Не буду тебя долго задерживать, понимаю, что бессонная ночь берет свое... - сказала Мамзель, ставя опустошенную с космической скоростью кружку на стол. – В общем, я пришла пригласить тебя на новогоднюю вечеринку, которая состоится у меня дома.
- Хорошо, спасибо... – зевая, промямлил Инферно.
- Так ты придешь? - спросила она, пристально глядя в сонные серые глаза.
- Да, конечно...
- Замечательно! Жду тебя вечером 31-го числа! Ну, пока! Будь здоров! Спасибо за кофе! – попрощалась Мамзель и, словно искорка из костра, выпрыгнула на площадку.
Проводив ее, Инферно все-таки добрался до дивана и благополучно уснул.
Проснувшись, он посмотрел на часы, поразмыслил немного о сущности режима и побрел в ванную, оттуда в кухню. Увидев на столе корзинку, Инферно вспомнил о разговоре с Мамзелью и подумал: «Ну что я там забыл! Может, написать ей и отказаться? Как-то нехорошо... Ладно, пойду, раз обещал, посижу немножко, потом испарюсь...»
Прошло несколько дней, и цены на мандарины достигли апогея, полки супермаркетов и прилавки магазинов опустошил ажиотажный спрос на шампанское, виртуальный почтовый ящик переполняли поздравительные сообщения… Вечерело, люди торопились домой, ведь нужно было успеть настрогать все обязательные и парочку произвольных салатов до того, как глава государства со всех экранов назовет своих подданных дорогими и поздравит с обновлением календаря. Стоя у окна, наблюдая за снующими в предпраздничной суете прохожими, Инферно задумался. «В чем различия между традицией и рутиной? И та, и другая есть нечто повторяющееся с одной и той же периодичностью. Шампанское, елка и мандарины... Сколько лет ничего не меняется... Если задать среднестатистическому человеку простой вопрос – почему? – он ответит: «традиция, так заведено», - более начитанный поведает историю новогодних мандаринов, расскажет об указе Петра Великого насчет еловых веток... Нет, традиция – та же рутина, только в красивой обертке. Интересно, будут ли сегодня у Мамзели мандарины, или она решит соригинальничать и обойтись без них, поправ рутину, носящую гордое имя – традиция?» Он улыбнулся этой мысли, посмотрел на часы и решил, что пора собираться.
Облачившись в водолазку и джинсы, Инферно подошел к зеркалу. Оттуда на него смотрел худощавый парень, в серых глазах которого основательно поселилась тоска акулы, запертой в бассейне океанариума, по необъятным синим просторам. Надев очки с затемненными стеклами, Инферно подхватил бутылку коньяка и подарок для Мамзели, звякнул ключами и вышел.
- Добрый вечер! С наступающим! – негромко сказал Инферно, ступая через порог.



Быстрый переход по частям: П | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11

chat